Почему я зашортил эфир и закупился биткойном

0 3

Когда Эфириум превысил рыночную капитализацию в 1,5 миллиарда долларов, и в марте и в мае, он стал самой ценной криптовалютой после Биткойна, за всю историю криптовалют.

Без сомнений, этот загадочный проект стал альткойном, который смутил большинство Биткойн энтузиастов, а некоторых даже разозлил. Люди интересуются, может ли Эфириум быть Биткойном 2.0, вроде Facebook против Myspace, или VHS против Betamax.

Другие заявили, что Эфириум создает свою собственную нишу, и назвали его «нефтью для золота Биткойна».

Андреас: Эфириум не конкурирует с Биткойном, так же как акула не конкурирует со львом. Вы можете иметь два вида хищников в разных нишах, которые не конкурируют.

Я не разделяю ничье мнение. Как по мне, Эфириум выступает прямым конкурентом Биткойну, и в долгосрочной перспективе может потерять рыночную долю из-за этого.

18 марта, я взял первую шорт позицию по паре ETH/BTC. Затем остановился, но заподозрил двойную вершину (ситуация в торгах, когда цена на коротком промежутке времени дважды резко поднимается вверх, после чего возвращается в привычное русло — прим. пер.) и взял еще шорты:

Только что продал шорты ETH/BTC, остановил потери примерно на 0.028 BTC

В данной статье, я расскажу, почему у меня пессимистичное отношение к токену Эфира — ETH$, конечно, если сравнивать с Биткойном. Я не претендую на титул Оракула и конечно же, могу ошибаться. При этом, я считаю, что список ниже даёт голос существенно недооценённым аспектам криптовалюты Эфириум и её сообщества.

Если, после прочтения этой статьи, вы также захотите зашортить ETH/BTC, я предлагаю держать в голове следующее:

-Профессиональные трейдеры рискуют менее чем 1% своего капитала в обороте, 2% если есть уверенность в успехе. Это и моё первое правило торгов.

-Торговые позиции могут быть доступны только на биржах, таким образом вы станете объектом (существенного) риска потери средств из-за хакерской атаки.

-Некоторые очень умные люди стали скупать Эфир — предлагаю изучение их аргументов, возможно их прямой критики данной статьи.

-Даже в случае, если мой анализ верен, я всё ещё могу потерять деньги: рынки могут оставаться иррациональными дольше, чем мы — платежеспособными.

Ну хорошо, давайте углубимся — сначала проведем общий анализ появления криптовалюты, затем — раскритикуем его главный «коммерческий довод»: гибкость.

Амбиции Эфириума

Идея, стоящая за Эфириумом, предлагает идти намного дальше просто цифровой наличности, которая регистрирует все транзакции в неуязвимой публичной книге, как происходит с Биткойном. Видение Эфириума состоит в построении Виртуальной Машины, облачного децентрализованного компьютера. Взаимодействие с этой машиной даёт людям возможность создавать строковые последовательности кода, известные как «смарт-контракты» или «децентрализованные приложения», а затем публиковать оные в Сети Эфириума. В обмен на комиссию, сеть затем исполнит код для любого, кто будет запрашивать исполнение.

После того, как Гэвин Вуд опубликовал свою Жёлтую Книгу Эфириума, появилось много энтузиазма, а программисты начали обсуждать и разрабатывать такие идеи, как децентрализованный airbnb, децентрализованные рынки предсказаний, децентрализованная биржа для торгов золотом, децентрализованный хедж-фонд, и так далее. Программный язык Эфириума прост в освоении и молодые разработчики схватились за возможность создать децентрализованные приложения (dapps). На данный момент, уже имеется список из 298 таких приложений.

Звучит неплохо, а? Децентрализованная, полностью укомплектованная услугами финансовая система, да ещё со своей собственной криптовалютой, расширенным по сравнению с Биткойном функционалом и приложениями, которые намного легче кодировать. Действительно, «Биткойн 2.0».

Однако, я думаю есть уловка. Следуя за проектом со времени его появления я заметил, что ряд рисков и фундаментальных ошибок были упущены во время его амбициозного построения. Я думаю, что проекту нужна глобальная перестройка как минимум, а как максимум — его стоит вообще забросить, дабы предотвратить трату капиталов и мозгов на достижение невыполнимых целей.

(Вот, наверное, здесь стоит сказать что я не компьютерный учёный и даже не кодер. Я надеюсь компенсировать это множеством ссылок на более компетентные в техническом смысле достоверные источники).

Компромиссы компьютерных сетей

Представьте себе сеть коvпьютеров, с начала и до конца: железяки, энергия, необходимая для работы процессоров, операционная система и протоколы для координации обмена данными. Вне зависимости от конфигурации, которую вы выбираете, всегда будет компромисс между стоимостью, безопасностью, скоростью и гибкостью.

Корневой протокол Биткойна заточен на максимизацию безопасности, чтобы его можно было спокойно использовать в качестве «цифрового золота», децентрализованного хранилища ценности. Таким образом, он работает благодаря очень высоким затратам, генерирует медленные транзакции, обладающие низкой гибкостью. На самом деле, он не приобретает новый функционал быстро — как было проиллюстрировано множеством провалившихся проектов «Цветных монет». Теперь замечу, это вовсе не означает, что меньшая стоимость, большая скорость, и большая гибкость невозможны, это означает, что эти вещи должны быть выстроены на других слоях протокола, поверх модуля Биткойна: слои эти будут похожи на Lightning Network и сайдчейны.

У Эфириума другой подход. Он ставит в приоритет гибкость, и я готов поспорить, за счет компромиссов в безопасности, скорости и, возможно, даже стоимости.

Давайте пройдёмся по этим категориям по очереди.

Гибкость

Протокол «цифровой наличности» Биткойна — суровое и пустое окружение. Основной клиент называется Bitcoin Core, работающий на языке программирования С++. Этот язык известен своей точностью в распределении памяти и высокой скоростью, а также сложностью в изучении. Для построения новых команд для транзакций, Биткойн использует систему скриптов: есть список из чуть менее 70 точных команд, выполнимых на уровне корневого протокола. Смарт-контракты на Биткойне были частью плана со времён Сатоши, и люди много раздумывали над ограничениями, необходимыми для обеспечения согласованности с основными требованиями безопасности «фреймворка» Накамото.

Эфириум создан с другими амбициями в уме. Руководство по Ethereum Homestead, написанное преимущественно наёмными разработчиками Фонда Эфириума, гласит, что «… в отличии от протокола Биткойна, Эфириум проектировался с упором на адаптивность и гибкость».

То, как Эфириум создает эти адаптивность и гибкость, можно охарактеризовать так: радикальная открытость, несколько реализаций, несколько языков спецификации контрактов и институционально одобряемые хард-форки.

Сначала, основатели выбрали подход, противоположный скриптовой системе Биткойна, и погнались за Тьюринг-полнотой; другими словами, они не выставляли никаких ограничений на то, какой тип кода может может быть выполнен и опубликован на блокчейне. Словами Виталика Бутерина, «Вместо того, чтобы иметь протокол с множеством функций, можно иметь протокол со встроенным программным языком, а затем вы можете написать любые необходимые функции поверх».

Вызов состоит в том, что гибкость всегда означает широкую площадь атаки. Код Эфириума, опубликованный на блокчейне, может содержать непреднамеренные дыры и другие уязвимости. Если в Эфириум можно будет встроить любой код, можно будет встроить и такой, что специально разработан для осуществления падения софта Эфириума. Мы видели данный сценарий в действии 18 сентября, когда специальный контракт на блокчейне Эфириума заставил большинство клиентов-узлов geth и parity одновременно выйти из строя, что привело к падению хешрейта сети на 12%. Другая подобная атака произошла 22 сентября, за ней последовали более недавние атаки, заглушившие даже хотфикс «come at me bro» («иди сюда, братишка»).

Экстремальная открытость блокчейна Эфириума была опровергнута несколькими компьютерными учёными и разработчиками — критика, которая нашла своё подтверждение в недавних падениях клиентов:

Если вы закладываете в блокчейн больше логики, то спровоцировать баги на «всех» узлах становится проще.

Затем, разработчики Эфириума создали несколько графических интерфейсов для создания и публикации кода на блокчейне, следуя таким идеям:

Обеспечение разнообразия в среде клиентов, подсоединяющихся к и участвующих в сети Эфириума, обеспечивает разработку и документацию более чистого протокола, и вносит улучшение в стабильность работы всей системы; проблема с одной единственной реализацией скорее всего не сможет обрушить сеть, учитывая, что другие реализации остаются защищёнными.

Технологический руководитель Фонда Эфириума Тейлор Герринг добавляет:

Когда возникает противоречие из-за человеческого или компьютерного языков, круглый стол разработчиков клиента может сравнить результаты и обсудить последствия отдельной интерпретации, чтобы выяснить, в каком направлении действовать.

На сегодняшний день Эфириум включает в себя несколько клиентов на разных языках программирования. В то время, как 90% узлов работают на Geth, Фонд Эфириума также поддерживает клиент на основе Python и ещё один на C++, в качестве официальных. Помимо этого, существует 3 активных реализации сторонних разработчиков.

Эта стратегия поддержки разных реализаций, вместо диверсифицирующей помощи для сети, вызвала критику как фундаментально подрывающая цель децентрализованного консенсуса:

Питер Тодд:

Это не разные реализации консенсуса: это несколько слегка разных протоколов. Лучше безопасно выключить, чем небезопасно «работать».

Даже Сатоши Накамото был критичен относительно нескольких реализаций консенсуса:

Я не верю, что вторая, совместимая реализация Биткойна, когда либо станет хорошей идеей. Столь многое в дизайне зависит от получения всеми узлами абсолютно идентичных результатов по принципу Lockstep, что вторая реализация станет угрозой для сети.

Для углублённого изучения данной темы, почитайте статью Аарона ван Вирдума: «Длинная История и Оспоренная Жажда Реализаций Биткойна». В ней Питер Тодд намекает, что атака 18 сентября на сеть Эфириума могла привести к случайному распаду на две отдельно оперирующие цепочки.

Более того, в недавней статье, Тодд указывает, что несколько реализаций Эфириума не делают его сеть более надёжной, потому как не существует детальной спецификации протокола, на которой можно основывать эти реализации. Если мы предположим, что клиент geth является де-факто базовым клиентом, основываясь на статистике его рыночной доли в 90%, то можно поспорить, что другие реализации формируют серьёзную путаницу, и geth не привлекает достаточно интеллектуального капитала, чтобы сделать из себя реализацию, которая смогла бы соревноваться с Биткойном в плане надёжности. Грэгори Максвелл указывает на то, что:

…За последние шесть месяцев в Bitcoin Core было внесено 800 коммитов, от 91 автора на 469 слияний кода, в то же время в go-ethereum [geth] было 247 коммитов от 22 авторов на 105 слияний.

Основываясь на этих цифрах можно сказать, что активность разработки Биткойна в четыре раза превышает аналогичную в Эфириуме.

Более того, несмотря на продолжительные поздравления по поводу благ диверсификации, опасения насчёт нескольких реализаций не являются просто теоретическими выводами. Предшественник Эфириума, Mastercoin, также имел несколько реализаций, вызывая различные проблемы и приводя его к решению откатиться к использованию единственной реализации.

Моё мнение таково, что в отсутствии конкретной реализации, множественность может привести к проблемам в ближайшем будущем.

Кристофер Аллен: Проблема не только в найденных ошибках, но и в плохом понимании рынков, стимулов, человеческого поведения и неважных участников.

Третий путь, по которому Эфириум направился ради реализации гибкости, ознаменовал поддержку создания нескольких языков спецификации контрактов (JS-шный Solidity, go-ушный Mutan, python-овский Serpent, …)

Такой «выстрел из дробовика» языками для протокола не вызвал широкого одобрения. Один из самых популярных языков в Эфириуме — Solidity. Он использовался при создании печально известного смарт-контракта The DAO, из которого было украдено Эфира на 50 миллионов долларов, или 4,5% от всего запаса Эфира на тот момент. Филипп Дайан, выпускник Корнельского университета, учившийся у Эмина Гюн Сирера, вот что сказал в своем посмертном анализе взлома The DAO:

«Я бы возложил 50% ответственности за это происшествие с эксплоитом на язык Solidity. … Контракт, даже если кодился с использованием лучших практик и в полном соответствии с документацией, может оставаться уязвимым для атаки».

Возможно, со временем будет исправляться всё больше багов в языке Solidity и других языках смарт-контрактов Эфириума.

Эмин Гюн Сирер: Написание безопасных смарт-контрактов ближе к написанию кода для ядерного реактора, чем к написанию простого веб кода. Solidity/EVM нацеливаются на последнее.

В сравнении с усиленной конкретикой языков а также реализаций, подходящих по условиям безопасности, реализации и языки Эфириума слабые и более податливые — вы можете сравнить их с соломой, если хотите. И конечно же, если вы советуете предпринимателям строить дом из соломы, вы увеличиваете риск пожара.

Кристофер Аллен: Solidity, в качестве языка смарт-контрактов, позволяет плохому программисту очень легко потерять нить того, что он делает — случайно, или намеренно.

Важно упомянуть, что уже прилагаются усилия для улучшения смарт-контрактов в Эфириуме путем работы над лучшими стандартами контрактов при использовании формальной верификации. Можно ли формально верифицировать протокол Casper — до сих пор неизвестно.

И наконец, четвертый способ, которым Эфириум пропагандирует адаптивность и гибкость — проведение хард-форка цепи исходя из мотивов безопасности и масштабируемости.

Если по-простому, хард-форком является смена протокола, делающая обновлённые узлы несовместимыми с узлами, на которых всё ещё работает старая версия софта, и наоборот.

На контрастирующем фоне Bitcoin Core, который никогда не вводил такие решительные изменения в код, большинство разработчиков Эфириума видят хард-форки как инструмент исправления ненужных функций, острых проблем с сетью, и также как законный инструмент, с помощью которого можно выполнить части «дорожной карты» по масштабированию.

Задроты разработчики радуются, что вообще остались живы после разгрома The DAO.

Разработчик Core Влад Замфир: «Я уже очень давно стал фанатом хард-форков, когда понял, что они являются важной частью пути развития блокчейн технологии».

Из всех своих грехов против видения Сатоши, стойкая позиция «за хард-форк» в команде Эфириума, похоже, вызвала больше всего путаницы — я думаю, это хорошо. Вот список критики против институционально одобряемых хард-форков, с которой я вполне согласен:

  • Хард-форки могут привести к появлению двух активных, независимых цепочек (что и случилось с хард-форком Эфириума после проблем с The DAO). Всё это представляет новые риски безопасности, политическое разделение, а также смущение потребителей.
  • Институциональные хард-форки ослабляют взаимозаменяемость монет и аннулируют окончательность платежей, что подрывает статус Эфириума, как основанной на блокчейне криптовалюты, также страдает и автономия пользователей. Правдоподобие проекта тоже пострадало, так как нарушили несколько ключевых принципов.
  • Главная страничка Эфириума, обещает «неостановимые приложения» без цензуры или вмешательства третьих лиц.

  • Биржи терпеть не могут разбираться с последствиями рискованных хард-форков
  • Институциональные хард-форки открывают политическую банку червей, что приведет (по моему мнению) к нестабильной и неизбежно нечестной системе лоббирования и фаворитизма. Возьмите, к примеру, «Эффект Бутерина»: во время следования за атакой на The DAO, Виталик Бутерин не занял четкой позиции против хард-форка. Люди начали читать между строк в его высказываниях (вполне в духе того, что нам дают почитать центральные банкиры) и, возможно верно, предположили, что он и весь Фонд Эфириума на самом деле были склонны к хард-форку. Сообщалось, что хард-форк был «решением общественного консенсуса», даже несмотря на факт, что голосование относительно этого решения произошло только после окна в 12 дней, во время которого обладатели менее чем 6% Эфира в циркуляции на самом деле отправили голос.
  • Институционально одобряемые хард-форки представляют собой юридический риск для разработчиков ядра, это может поставить под угрозу и остановить будущие исследования. Поддерживая хард-форк, разработчики ядра потенциально «доказывают», что у них имеется власть вырывать средства из рук получателя, или править другое (намеренное) правонарушение в рамках сети. В результате, они могут быть привлечены к ответственности на суде любым, кто посчитает, что его обманули (жертвы кражи, хакеры, пользователи старой цепочки, FinCEN). Один легальный конфликт интересов уже возможно начался, так как Бутерин, который был доверенным лицом The DAO, купил токены DAO перед проведением хард-форка, а затем поддержал новую, пост хард-форковую цепочку, которая переместила огромное количество токенов DAO с одного места в другое, при этом Виталик заявляет о «консенсусе сообщества». Могут появиться новые законные претензии, основанные на фидуциарных обязательствах, которые приняли на себя разработчики ядра Бутерин и Замфир относительно денег, переданных из The DAO в структуру с доверенными лицами, или группа белошляпников, состоящая из нескольких видных членов Фонда Эфириума, пытавшаяся экспроприировать токены DAO у оригинального хакера.
  • Престон Бирн, управляющий директор MonaxHQ: Кто-то очень пожалеет о взятии на себя фидуциарных обязательств относительно связанного с DAO Эфира.

  • В долгосрочной перспективе, институционально проводимые хард-форки не являются устойчивой стратегией для расширения. Протоколы и фундаментальные уровни, на которых построена инфраструктура, и, по мере того, как экосистема растёт, закреплённые инфраструктурные интересы, будут ценить стабильность превыше предсказуемой безопасности или достижений в быстродействии. Бутерин соглашается: «… Хард-форки станут со временем технологически более рискованными, и в какой-то момент, с учётом текущей существенной институциональной поддержки, они перестанут вообще быть опцией».
  • В заключение скажу, если Эфириум и правда будет становиться гроссбухом «для безопасного исполнения широкого круга сервисов на глобальном уровне», то его язык контрактов и программирования должен быть достаточно прочным. Остаётся открытым вопрос, разрушает ли гибкость сети настолько важную для неё прочность. Я боюсь, что да.

    В закрытие 1 части

    В последующей Части 2 данной статьи, я планирую обсудить три аспекта сети Эфириума: стоимость, скорость и безопасность. Я более углублённо рассмотрю запланированный переход на протокол proof-of-stake, который использует фрагментирование в качестве стратегии он-чейн масштабирования. Тем временем, я приветствую комментарии и мысли.

    Я хотел бы поблагодарить Брайана Бишопа, Кристофера Аллена, Пелле Брендгаарда, Mabtc, а также парня по имени Джамесон Лопп за рассмотрение черновика этой статьи. Конечно же, все ошибки остаются за мной.

    Отказ от ответственности: Содержание статьи не является официальным руководством по криптовалютным рынкам, и не может быть использовано в качестве совета по покупке или продаже активов. Вы действуете на свой страх и риск.

    Поправки/исправления:

  • Изменился период голосования относительно хард-форка Эфириума с 12 часов (источник) до 12 дней, согласно комментариям Виталика Бутерина.
  • Удалено «Так же может и код, который случайно вызывает бесконечные повторения». Правильно говорить, что в Эфириуме бесконечные повторы практически нереальны или даже невозможны, так как запись в блокчейн стоит топлива.
  • После консультации у нескольких людей и изучения комментариев ниже (смотрите также здесь) я решил убрать данный абзац: «Однако, это могло вылиться в ограничения для существующего кода. Как сказано на недавнем собрании разработчиков Bitcoin Core, «если вы что-нибудь измените в Solidity, существующие смарт-контракты могут перестать работать».
  •  

    : Tuur Demeester

    Источник: bitnovosti.com

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.