Сеть Lightning изменит ваши представления о Биткойне

0 0

Исход голосования был однозначным. В начале июня 2021 г. 62 из 84 членов Законодательной ассамблеи Сальвадора – целых 74% – проголосовали за то, чтобы объявить Биткойн (BTC) законным платёжным средством. «История!» – написал в Твиттере Найиб Букеле – президент Сальвадора и биткойн-энтузиаст. Он прав. Удивительное принятие страной криптовалюты, что бы ни произошло дальше, возможно, самое влиятельное событие в истории Биткойна.

Присмотритесь внимательнее. Это произошло не потому, что сальвадорские фермеры надеялись, что их балансы на FTX (в прошлом Blockfolio) «взлетят к луне». За этим не стояли мечты об индексном Биткойн-фонде. Речь не шла о ценовой спекуляции. В государстве с экономикой, на 70% полагающейся на наличные, крестьяне и фермеры действительно используют криптовалюту, пересылая небольшие количества сатоши, чтобы купить фрукты и овощи, принимая изначальное видение биткойна как пиринговой валюты, что вызвало бы у Сатоши Накамото улыбку.

За это мы можем поблагодарить приложение Strike от Джека Маллерса, позволяющее быстро, дёшево и просто отправлять и получать крохотные суммы в биткойнах. А теперь присмотритесь ещё внимательнее. Strike, в свою очередь, работает на основе сети Lightning, известной криптогикам как протокол «второго уровня», где, в сущности, расчёты по транзакциям происходят «офчейн», то есть вне блокчейна, посредством растущей сети пользовательских каналов и узлов, что экспоненциально сокращает время и комиссии за пересылку биткойнов.

Маллерс с самого начала знал, что будет использовать Lightning как «движок» для Strike. «Это было донельзя очевидно», – сказал он мне, назвав это решение второго уровня «одним из самых впечатляющих успехов в деньгах как технологии за всю человеческую историю».

Именно Lightning стоит за текущей волной принятия Биткойна. И можно с уверенностью утверждать, что сеть Lightning – важнейший проект для важнейшего актива в блокчейн-индустрии. Однако команда Lightning Labs во главе с CEO и соосновательницей Элизабет Старк (разрабатывающая наиболее массовую реализацию) странным образом находится в тени. Сеть Lightning даже кажется… недооценённой? После ранних эпизодов публичности в 2017 и 2018 гг. (таких как досье Лей Куэн «Королева-воин Биткойна» для CoinDesk или эксперимент Lightning Torch в 2019 г.) Старк в целом избегала прессы, уйдя с головой в работу.

Возможно, сейчас идеальное время для Lightning вновь выйти на авансцену. В последнее время разговоры о Биткойне, если судить по заголовкам или Твиттеру, напоминают бесконечный поток: цена, цена, цена, Илон Маск, цена, Китай, цена, цена, Илон Маск… Сеть Lightning в каком-то смысле противоядие от всего этого спекулятивного безумия. Lightning – это о реальном использовании Биткойна, а не о сметании его инвесторами и не о том, чтобы держать его, как цифровое золото.

«Идея о том, будто это всего лишь цифровой аналог драгоценного металла не отражает характер того, на что способен биткойн, – говорит Старк. – Биткойн – это программируемые деньги, и Lightning может помочь их масштабировать, сделав доступными миллиардам людей по всему миру»

И теперь это реально начинает происходить. У Старк и её команды есть послание для мира: Lightning больше не о «потенциале». Это больше не просто будущее. Сеть Lightning уже здесь. И она работает.

Копить сатоши

Я впервые услышал о сети Lightning на Биткойн-митапе в Чиангмае, Таиланд, весной 2018 г., когда несколько разработчиков выступили с маловразумительной презентацией, содержавшей визуализацию самой сети – она выглядела то ли как картина Джексона Поллока, то ли как полный бред. Они также много говорили о каналах и узлах. И это будущее Биткойна? – думал я тогда.

С тех пор многое изменилось. «Lightning теперь реальность, – говорит Дезире Дикерсон, вице-президент по операционной деятельности Lightning Labs – скромный гений, изучавшая эндокринологию, биофизику и генетику и помогавшая американскому правительству с запуском реформы здравоохранения и защиты пациентов (именно тогда она разочаровалась в правительстве). – Говорят, что до полноценного запуска ещё два года. На самом деле это не так. Для некоторых приложений не нужно думать об узлах… Я использую Lightning каждый день».

Сеть Lightning быстрая. Очень быстрая. Согласно Дикерсон, сейчас максимальна пропускная способность Lightning 25 млн транзакций в секунду (в сравнении с семью транзакциями в секунду в блокчейне), и ожидается, что с ростом сети она увеличится. Дикерсон говорит, что расчёты в сети Lightning происходят мгновенно вместо 10-60 минут в блокчейне.

Это меняет сам смысл использования биткойна. Во время бычьего разбега идея о биткойне как «средстве сбережения» казалась практически свершившимся фактом. Каков же ответ Lightning? Не так быстро.

«Lightning изменит взаимодействие с биткойном и его использование, – говорит Дикерсон. – Вместо “вау, цифра выросла, мои инвестиции умножились в 100 раз”, теперь будут говорить: “Ох чёрт, это действительно можно использовать?”»

Начнём собственно с операционной деятельности компании. Учитывая значимость для блокчейн-индустрии, я предполагал, что в Lightning Labs работают сотни людей, с целыми отрядами программистов, пишущих код. На самом же деле в компании всего 21 сотрудник. «Это всех шокирует», – говорит Дикерсон. Почти вся команда работает удалённо, находясь в разных городах от Сан-Франциско до Вашингтона и Нью-Йорка.

У Lightning есть одна скромная общая цель: чтобы через десятилетие биткойном пользовался миллиард людей. (По оценкам, биткойнами владеют 46 млн американцев, но лишь немногие из них реально проводят регулярные транзакции.) Как подстегнуть принятие? С точки зрения США, самый очевидный подход – внедрить Lightning в типичные площадки, через которые люди приобщаются к криптовалюте: Coinbase, Robin Hood, Cash App. В случае Cash App успех кажется гарантированным, поскольку за приложением стоит биткойн-бык (и инвестор Lightning Labs) Джек Дорси, который больше чем два года назад прогнозировал, что интеграция Lightning в Cash App «лишь вопрос времени». С тех пор новостей о потенциальной интеграции практически не было, и Старк в ответ на наш вопрос отказалась вдаваться в подробности. Но недавно Дорси предположил, что интеграция Lightning в другое его детище – Twitter – тоже «лишь вопрос времени».

Есть также более креативный и менее очевидный путь к принятию. Это то, что происходит на втором плане. Lightning фокусируется на создании инструментов для разработчиков, ставя на то, что те, в свою очередь, будут создавать привлекательные приложения, которые люди захотят использовать. «Создавая инструменты для разработчиков, можно оказать очень большое влияние, – говорит Старк. – Что касается миссии Lightning Labs, то мы создаём транзакционный уровень для цифровых платежей в интернете. Мы строим инфраструктуру, чтобы сделать это возможным».

Strike – наглядный пример этой стратегии. Мне понадобилось менее 90 секунд, чтобы установить Strike на мой телефон, включая скачивание с App Store и привязку банковского счёта. Более простого способа приобщиться к криптовалюте я ещё не видел. «Это прямой мост из фиата в Lightning. Это потрясающе, – говорит Райан Джентри, бывший инженер Intel, а теперь директор по развитию бизнеса Lightning Labs. – Это действительно меняет правила игры».

Вот почему всё это важно. Согласно одной из любимых аналогий Старк (она любит аналогии), много лет назад, если вам повезло жить в богатой стране или, возможно, рядом с университетом или большим городом, то у вас был лёгкий доступ к библиотекам и книгам. «Но если вы жили в небольшом городке в Сальвадоре, то доступа к этим книгам у вас не было, – говорит она. – Интернет демократизировал это и позволил любому получить доступ к информации». Старк не волнует цена биткойна; её волнует способность технологий открыть двери «библиотек» – финансовой инклюзии – для остального человечества.

Сторонники Биткойна многие годы утверждали, что криптовалюта может «предоставить финансовые услуги тем, у кого нет доступа к банкам» и способствовать финансовой инклюзии примерно для 1,7 млрд человек. Но в основном они так толком и не объясняли, как этого достичь. Lightning же как раз может этому помочь.

«Каким будет конечный результат этого платёжного уровня в интернете? Он открывает новые возможности для большого числа людей, у которых их в противном случае не было бы», – говорит Старк.

В чате Lightning в Clubhouse 19 мая 2021 г. Алекс Гладштейн, стратегический директор Human Rights Foundation, отметил, что 1,2 млрд человек в мире живут в странах с двузначной или трёхзначной инфляцией и что проблема не ограничивается стандартным примером Венесуэлы. «В Нигерии официальная инфляция 15%, а это 210 млн человек», – говорит Гладштейн. Он приводит больше статистики: Турция (100 млн чел., инфляция 15%), Аргентина (45 млн чел., инфляция 50%), Пакистан (200 млн чел., инфляция 10%). В проницательной статье для Bitcoin Magazine Гладштейн утверждает, что Биткойн, при поддержке Lightning, активно используется в этих странах, чтобы помочь людям жить лучшей жизнью.

Один из его примеров – Кал Касса из Эфиопии, с которым я тоже общался. Касса руководит маркетинговой фирмой и использует Lightning, чтобы платить людям за графический дизайн, программирование, переводы и помощь с системой управления контентом. «Как только они присылают мне инвойс, я тут же отправляю биткойны через Lightning, и они получают их меньше чем через секунду. Это их впечатляет», – сказал мне Касса. Ему нравится использовать Lightning и помогать людям изучать технологии просто так. Например, у 17-летнего подростка из Эфиопии нет ноутбука, поэтому он не может по-настоящему быть полезным Кассе.

«Я прошу его прислать мне анекдот, – говорит Касса. – И если я раньше этот анекдот не слышал, я отправлю ему 500 сатоши».

Но у этой медали есть и обратная сторона. В США и других экономически развитых странах мы часто говорим о том, как тратить биткойны. Джентри считает, что это «преимущественно западная перспектива» и что в развивающихся экономиках он наблюдает больше интереса к тому, как зарабатывать биткойны. «А самый простой способ зарабатывать биткойны – с помощью кошелька Lightning», – говорит Джентри.

Возьмём, к примеру, геймеров. Люди, увлекающиеся определёнными играми, не просто убивают время; теперь они «копят сатоши» с помощью Lightning. Дикерсон, многие годы увлекающаяся играми (она любит Зельду), видит в этом один из самых многообещающих вариантов применения, а также способ устранить одну упускаемую из виду несправедливость. «Контент, создаваемый пользователями, очень ценен для издателей игр, – говорит Дикерсон. – Почему им [пользователям] не платят?» Теперь, вместо того чтобы просто получать высокий рейтинг или воображаемое золото за убийство драконов, геймеры могут зарабатывать сатоши. На киберспортивной арене MintGox в рамках конференции Bitcoin 2021 проводился игровой турнир при поддержке Lightning. Или, например, в играх от Zebedee можно выбрать «бой на смерть» или «режим выживания», где финансовые ставки реальны. «В режиме выживания твои сатоши – это твоя жизнь, – объясняет Zebedee. – Когда ты выигрываешь, ты получаешь дополнительную жизнь. Когда умираешь – теряешь жизнь. Если у тебя закончатся сатоши, ты покинешь сервер».

Больше применений Lightning: Приложение Fold позволяет пополнить счёт с помощью кредитной карты или банковского счёта, а затем ты зарабатываешь сатоши (через Lightning) в бонусной программе. Я попробовал. Всё очень просто, к тому же приложение «геймифицировано»: каждый день можно вращать колесо, чтобы выиграть сатоши. Я выиграл 973 сатоши, что звучит намного более впечатляюще, чем их реальная стоимость около 30 центов. Stak позволяет выполнять онлайн микрозадачи (такие как переводы или создание подписей для изображений) и зарабатывать сатоши. Сайт заявляет о 19 000 активных работников. OpenNode помогает продавцам использовать Lightning, чтобы принимать платежи в биткойнах, о чём много говорилось на конференции Bitcoin 2021.

«Одной из ключевых тем конференции была зрелость сети Lightning, – обнаружила репортёр CNBC Маккензи Сигалос. – Практически каждый стенд на конференции принимал транзакции через Lightning».

BlueWallet разрабатывает простой кошелёк для Lightning. Всё больше криптобирж, таких как OKEx, Kraken и Bitfinex, интегрируют Lightning. И список можно продолжать ещё долго. (Джентри говорит, что разработки на базе Lightning проводит больше 150 компаний.)

Многие из этих приложений помогают людям в более бедных странах «зарабатывать сатоши». Я заметил, что Джентри и Дикерсон любят использовать фразу «зарабатывать сатоши» вместо «зарабатывать биткойны», и, похоже, они осознанно выбрали такую формулировку. Джентри объясняет, что типичный кошелёк Lightning напоминает то, что вы держите в обычном кошельке: редко можно встретить человека, который держит в кошельке больше миллиона сатоши, или $500.

Фокусирование на сатоши вместо BTC – это также неявная отсылка к глобальной привлекательности Lightning. «В некоторых странах сатоши соответствуют самому низкому денежному номиналу», – говорит Джентри. Например, иранский риал стоит около $0,000024, так что 1 сатоши (на момент написания этих строк) – это около 13 риалов. Или же 1 сатоши равен 7 вьетнамских донгов. «Я каждый день общаюсь с людьми, чьи представления о биткойне и деньгах очень сильно отличаются от наших», – говорит Джентри.

Для интеграции нужно время. По словам Джентри, хотя цель – чтобы биткойн достиг миллиарда людей в течение десятилетия, «это может случиться намного быстрее».

Одна из причин, почему сроки сложно спрогнозировать, – помимо присущей биткойну неопределённости – это фокусирование Lightning на разработчиках. «Значительная часть нашей работы связана с созданием инфраструктуры, которая позволит стартапам – Zebedee, Strike, BlueWallet и им подобным – привлечь пользователей, – говорит Джентри. – Сроки зависят не от нас. Мы можем лишь создать протокол и узлы и помочь построить сеть».

И сеть тоже растёт не за один день. «Я вижу в Lightning телекоммуникационную сеть, или нечто вроде телефонных проводов или волоконно-оптических кабелей, – говорит Джентри. Команде Lightning принадлежит лишь несколько из 10 000 сетевых узлов; всё остальное органично и находится вне её контроля. – Поскольку это настоящий, органичный, реальный рост, понадобится время. Но так как это настоящая сеть… она не может исчезнуть. Она будет лишь расти и укреплять свои позиции».

Возможно, это так, но, несмотря на всю проделанную работу, реальная внутренняя кухня сети Lightning всё ещё может казаться непонятной, особенно новичкам. Продукты, разработанные Lightning Labs, такие как Pool и Loop, могут озадачить простого пользователя. Возьмём, к примеру, рассылку Lightning и раздел «Начало работы с LND [Lightning Network Daemon]». Там есть следующие пункты:

  • Что такое хороший узел маршрутизации
  • Оптимальная конфигурация узла маршрутизации
  • Управление ликвидностью Lightning
  • Что делать с неподтверждёнными транзакциями
  • Защитите свой узел сети Lightning
  • Мои родители, к примеру, вряд ли поймут, что всё это означает. Старк и коллеги знают об этой проблеме. «Конечному пользователю не должно быть нужно знать о каналах», – соглашается Старк, которая давно говорит, что отправка биткойнов через Lightning рано или поздно должна стать такой же простой, как отправка фотографий или текста по интернету. Она сравнивает текущее состояние Биткойна с ранними днями интернета. Хотя Старк не первая проводит такую аналогию, она на удивление последовательна. Ещё в 2014 г., задолго до появления Lightning, она писала в Твиттере «Биткойн как протокол имеет огромный потенциал: он напоминает уровень TCP, но никто пока не создал уровень HTTP». Задача Lightning – вдохнуть жизнь в этот удобный для пользователей уровень HTTP, чтобы отправка биткойнов просто работала.

    «Я вижу будущее, в котором не будет разграничения между Lightning и Биткойном, – говорит Дикерсон. – Lightning – это сеть для перевода биткойнов. Так что это и есть Биткойн». По словам Старк, можно также сказать, что горячий кошелёк Lightning будет функционировать как текущий карточный счёт, а биткойны на холодном хранении – как долгосрочный сберегательный счёт.

    Lightning в 2031 г.

    Что станет возможно благодаря Lightning в будущем? «О многих вариантах применения мы пока ещё даже не задумывались», – говорит Старк. При этом её команда задумывалась уже о многих применениях, и одно из важнейших из них – микроплатежи.

    «Меня бесит, когда я сталкиваюсь в сети с платным контентом или когда меня просят подписаться на рассылку, – говорит Джентри. – И это решает эту проблему. Я могу настроить узел Lightning и заплатить тебе 10 центов. Тебе не нужна информация о моей кредитной карте. Тебе не нужен мой адрес электронной почты. Тебе достаточно нескольких сатоши от меня».

    Платежи – это лишь часть истории. Lightning не только предоставляет способ быстро пересылать сатоши от одного пользователя другому – сеть можно использовать и в других целях. Дикерсон воодушевлённо говорит о новом проекте Impervious AI, находящемся на стадии бета-версии и создающем сеть «третьего уровня», которую можно будет использовать для создания децентрализованных виртуальных частных сетей (VPN) и платформ для обмена сообщений или даже для стриминга видео, музыки и подкастов. «Я могу находиться в Китае или Иране, и это позволит нам общаться свободно, без цензуры», – объясняет Чейс Перкинс, CEO и основатель Impervious.

    Большинство людей думают, что, если сеть Биткойна «пиринговая», то это означает, что её участники, или «пиры», могут коммуницировать только «один на один». Перкинс говорит, что «пиринговый» может также означать, что к одному пиру может подключиться 50 или 10 000 других. Это возможно благодаря Lightning. «Люди обычно считают, что пиринговые каналы немасштабируемы. Но это не так, – говорит он. – На основе денежных маршрутов Lightning можно создать децентрализованные версии Telegram, Signal или VPN.

    Это похоже на подход Sphinx – приложения, которое использует платёжные каналы Lightning для отправки текстовых сообщений, свободных от цензуры и корпоративного надзора. «Текстовые сообщения не пересылаются через обычный интернет, – объясняет Джентри. – Эти данные текут по денежным каналам». И так же легко, как отправить сообщение, пользователи могут одним нажатием кнопки переслать 1000 сатоши. «Когда люди слышат об этом, они такие: “Ого, так вот что может Биткойн? Я и не знал”».

    Возможно, среднего пользователя не слишком заботит конфиденциальность, устойчивость к цензуре или свобода от централизованных корпораций. Но ситуация меняется. Опрос, проведённый Cisco в 2019 г., показал, что 84% респондентов беспокоит конфиденциальность данных, а 80% готовы потратить больше времени и денег, чтобы защитить свои данные. Apple сейчас продвигает «конфиденциальность» как новую горячую фишку, словно бы это был новый дизайн от Джони Айва.

    А если конфиденциальность онлайн всё ещё кажется вам слишком абстрактной, то подумайте о примере другого Apple – Apple Daily, гонконгской демократической газеты, которую Китай фактически прикрыл. В интернете при поддержке Lightning Impervious AI сделает подобные публикации неуязвимыми к такого рода политическому давлению. Как написал в Твиттере Гладштейн после этого инцидента: «Вот почему Биткойн важен для свободы слова и демократии».

    Не исключено, что Lightning поможет избавить интернет от ориентированной на рекламу корпоративной модели. «Сейчас в интернете мы имеем рекламную модель, отслеживающую пользователей и собирающую много информации, – говорит Старк. – Это нездорово, и так быть не должно».

    Lightning может способствовать суверенной идентичности (Self-Sovereign Identity, или SSI). SSI в интернете более-менее означает, что вы можете заходить на сайты или платить онлайн-продавцам без необходимости раскрывать свои личные детали, такие как адрес, дата рождения или данные кредитной карты. Но как это может реально работать? Когда я общался с экспертами год назад, почти все соглашались, что SSI важна, но не было ясно, как именно её достичь. И вот тут-то в игру вступает Lightning.

    «Lightning потенциально может служить как де-факто платёжный метод для доступа к сервисам и ресурсам в сети, – написал в блоге проекта сооснователь и технический директор Lightning Labs Олаолува Осунтокун. – В этом новом вебе пользователя не будут на каждом шаге преследовать невидимые пиксели, служащие назойливой рекламе, и ему не нужно будет раскрывать свою электронную почту, обрекая себя на пожизненный спам и слежку. Что, если пользователь может заплатить за услугу и в процессе получить чек, который можно использовать для будущей аутентификации и доступа?»

    В этой новой модели, как объясняет Джентри, технология под названием LSAT, или «токены аутентификации в сервисе Lightning» (Lightning Service Authentication Tokens), станет новым стандартным протоколом для аутентификации и платных API, который «решительно отвяжет аутентификацию и платёжную логику от логики приложений». Что это значит на простом языке? Пользователь сможет через сеть Lightning приобрести токен LSAT и затем потратить его при входе на определённый сайт. Делиться информацией о кредитной карте не нужно. Это напоминает парк развлечений, где покупаешь жетоны, чтобы играть на автоматах. Джентри говорит, что это не должно требовать каких-то существенных изменений в пользовательском поведении, так как «вместо менеджера паролей и кредитной карты понадобится менеджер LSAT в вашем кошельке Lightning». Всё это может казаться немного нереалистичным, но так же когда-то выглядела идея о том, что Сальвадор будет использовать Lightning, чтобы принимать биткойны.

    Следует также упомянуть о роли сети Биткойна. Старк говорит, что из-за стадного мышления тех, кого волнует лишь рост цены криптовалюты, люди зацикливаются на «биткойне как активе. Но Биткойн как денежная сеть очень мощен. Они идут рука об руку».

    Старк любит ссылаться на закон Меткалфа, гласящий, что «ценность телекоммуникационной сети пропорциональна квадрату числа подключённых к ней пользователей», что означает, что с присоединением к сети каждого нового пользователя её ценность растёт экспоненциально. «Lightning умножает сетевой эффект, – говорит Старк. – Она привлекает намного больше людей и позволяет им проводить транзакции». (Эта мысль хорошо разъяснена в содержательной статье Лин Олден).

    В мире, который представляет себе Старк, Биткойн – это не только актив, но также сеть, которая может выступать каналом для отправки какой-то другой криптовалюты. «Это не обязательно всегда должна быть учётная единица, – говорит Старк. – Это транспортный уровень… В сущности, это способ пересылки денег». Кстати, это также ответ на часто упоминаемое опасение насчёт полезности биткойна только как средства сбережения: если он такой чертовски ценный, то зачем кому-то его тратить?

    А может, Lightning будет использоваться не только людьми, но также компьютерами. Мы уже упоминали тезис о том, что Биткойн предоставляет финансовые услуги тем, кто не имеет доступа к банкам. Но Старк расширяет эту концепцию, включая идею компьютеров без доступа к банкам и потенциал транзакций между машинами. «100% всех машин не имеют доступа к банку, но они могут хранить стоимость и проводить транзакции», – говорит она. Почему ОС «Теслы», когда ей пора подзарядиться, не может просто перевести немного сатоши станции зарядки? (Прототип этого уже существует.)

    Наконец, возможно, самый воодушевляющий аспект сети Lightning заключается в том, что она почти никак не зависит от цены биткойна. Старк часто повторяет, что нужно думать не о росте цены, а о росте числа людей. Её конечная цель – глобальное принятие, а не головокружительная цена.

    Наш первый разговор состоялся 18 мая 2021 г., примерно через неделю после того, как цена биткойна обвалилась с $60 тыс. Казалось, будто Старк этому даже обрадовалась. «Я люблю медвежьи рынки, – говорит она. – Это отличное время для разработок. Тогда меньше отвлекаешься». Она пытается не обращать внимания на шум, на поведение цены и даже на выходки миллиардеров, гиперактивных в Твиттере. Она осторожно относится к Илону Маску.

    «Это технология, которая должна дать людям больше свободы… усовершенствовать интернет, сделать его лучше… Это не площадка для игр миллиардеров, – сказала она вскоре после того, как твиты Маска обвалили цену. – Илон может купить биткойны. Илон может написать об этом в Твиттере. Илон может продать биткойны. Всё это нормально. Биткойн открыт для всех. Никому не нужно разрешение, чтобы к нему приобщиться, и это одна из причин, почему это такая мощная технология. Но я считаю, что такая одержимость одним человеком проблематична».

    В конце концов, согласно Старк, отсутствие у Биткойна единоличного лидера – это преимущество, а не недостаток. «Исчезновение Сатоши – одно из лучшего, что случалось с Биткойном, – говорит она. – Мы все Сатоши. – Она делает паузу. – Кроме Крейга Райта». – Она смёётся.

    Старк не забывает о своей главной цели. «Я посвящаю свою жизнь не тому, чтобы миллиардеры могли чем-то манипулировать или чтобы богатые становились ещё богаче, – говорит она. – Я посвящаю свою жизнь тому, чтобы миллиарды людей получили доступ к этой технологии, которая существенно улучшит их жизнь и их мир».

    Вскоре после этих слов она резюмировала этот аргумент в том, что можно назвать её девизом:

    «Биткойн для миллиардов, а не для миллиардеров».

    Источник: bitnovosti.com

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.